Домашние роды в Абакане: мой личный опыт

Решение рожать дома пришло ко мне не сразу. Год назад эта мысль показалась бы мне сумасшедшей… Но забеременев во второй раз, я вдруг поняла, что совсем иначе отношусь к этому состоянию, не так, как 6 лет назад. Беременность теперь не была чем- то неизвестным и непонятным, я прекрасно себя чувствовала и, самое главное, была уверена, что со мной и моим здоровьем все в порядке. Именно поэтому я была удивлена, когда врач на первом приеме назначила мне «Утрожестан». «Угрозы выкидыша у тебя нет, но на всякий случай попринимай», – сказала она. Так были посеяны первые крупицы сомнения…

Практически каждый прием было какое-то новое назначение. Тонус матки? Удвоить дозу «Утрожестана». Попить «Курантил», «Элевит» обязательно, «Магний B6» с перерывами, и еще какие-то препараты, названия которых я уже не помню. При том, что жалоб от меня не было, а все анализы были прекрасными. Параллельно с этим я консультировалась у приятельницы (с медицинским образованием), которая объясняла все «беременные» процессы с точки зрения физиологии. Наверное, неспроста жизнь свела меня с женщинами, которые готовят будущих мам к естественным родам. Мы – современные цивилизованные люди – настолько увлеклись высокими технологиями, что забыли про самое главное. Мы забыли, что такое слушать себя, мы разучились понимать потребности своего организма и, да, мы разучились рожать. Девочек с ранних лет убеждают, что родить ребенка без посторонней помощи невозможно, и что малыш появляется на свет в больнице. Кстати, многие мамы (даже рожавшие сами) на вопрос ребенка «Как я вылез из животика?», отвечают, даже не задумавшись: «Разрезали животик маме и вытащили тебя / братика / сестренку». Когда девочки становятся девушками, они узнают, что роды – это очень больно, но есть современные, цивилизованные способы эту боль убрать всего лишь одним укольчиком в позвоночник. А можно вообще выпросить у врача кесарево, чтобы не мучиться на схватках. Подойдет срок – ляжем в больницу – животик разрежут – вытащат ребеночка. Где-то мы это уже слышали, да? :))

С кем бы я ни разговаривала про роды, будь то моя бабушка или другие родственницы, подруги, приятельницы, коллеги, практически каждая рассказывала о том, как ей «помогали» рожать – кололи окситоцин, тянули ребенка, давили на живот, делали эпизиотомию и многое другое. Мои первые роды тоже не обошлись без такой помощи – как в тумане, но помню, что врач, не дождавшись от меня «правильных» потуг, просто навалилась на мой живот, предварительно дав команду акушерке сделать мне надрезы.

Вторая беременность, курсы подготовки к естественным родам, книги Мишеля Одена перевернули мой взгляд на то, как женщина, оказывается, может рожать. Это была настоящая революция и совсем иное мировоззрение! Для себя я уяснила два основных момента: во-первых, женщина и только женщина знает, как ей себя вести во время родов. В какой позе стоять, какие слова говорить, какая обстановка должна быть вокруг. Нет инструкции, по которой женщина ДОЛЖНА рожать, но есть подсказки, которые помогут ей пережить этот процесс наиболее мягко. 

Во-вторых, и самое главное – ответственность. За свои жизнь, здоровье и действия, за жизнь и здоровье ребенка. Целиком и полностью. Это практически невозможно реализовать в условиях современного роддома, когда в процессе родов участвуют врачи и акушеры. Но вполне реально, когда решение где и как рожать, женщина принимает сама. Взвесив все «за» и «против», я поняла, что не хочу ехать в больницу. Я знаю свой характер, если быть настойчивым, я могу махнуть рукой и согласиться, просто, чтобы отстали. Я предположила, что в случае продолжительных родов и медленного раскрытия, мне будут предлагать стимуляцию, после родов ребенку сразу перережут пуповину, не подождав, пока она не перестанет пульсировать, закапают ему в глаза антибиотик «для профилактики», сделают мне эпизиотомию, чтобы «не порваться» и так далее. Потом прививки, все эти негодующие возгласы по поводу моего отказа от них, обработки, санации… Все, что я уже проходила 6 лет назад. Поняла, что не хочу всего этого, не хочу лежать в больнице после родов, не хочу чувствовать себя стесненной, не хочу, чтобы на меня давили. И решила остаться дома. Мужа уговаривать не пришлось, он сказал, что поддержит любое мое решение. Конечно, страхи были и миллион вопросов, на которые мужу ответила наша доула. Кстати, да, рожать дома – это не обязательно рожать одной и без подготовки. Я такой вариант и не рассматривала. Только с доулой – с человеком, которому я доверяю, и который имеет соответствующий опыт. В моей жизни, слава богу, такой человек теперь есть. 

Я хотела водные роды. Мы подготовились, купили все, что могло понадобиться. Долго искали надувной бассейн нужного размера. Нашли. За сутки до родов у меня начались тренировочные схватки с интервалом в 5 минут. Мне даже пришлось вызвать доулу в 4 утра… Как же мне было неловко, когда она приехала за 200 км от Абакана, а я… уснула. Подтвердив тем самым ее предположение, что схватки ложные. Ну да ладно, понадеялись, что в ближайшие сутки малыш все-таки захочет появиться на свет. Муж ушел на смену, старший сын – в садик, свекровь на работу. Я была весь день наедине с собой, считала возобновившиеся схватки и интервалы между ними. Пыталась поспать, отдыхала, набиралась сил, ленилась как могла. Прогулялась несколько раз по подъезду с 1 на 9 этаж, чтобы уже как-то сдвинуть дело с места, обнаружила, что схватки стали сильнее, оповестила об этом свою доулу.

Старшего сына после садика увезли к моей бабушке, ближе к вечеру пришла моя мама. А в 9 вечера приехала доула. Она предложила мне прогуляться и подышать свежим воздухом. Во время нашей прогулки (а она длилась около часа) схватки усилились и участились, мне уже приходилось останавливаться и глубоко дышать, чтобы облегчить боль. Дома доула делала мне на схватках массаж поясницы, мама приносила воды. Я уже не помню деталей, только то, что становилось все труднее и труднее. Сначала я даже наслаждалась этой режущей и опоясывающей болью. Когда мама с жалостью и даже немного с ужасом смотрела на меня, я ей говорила, что это классно, скоро малыш появится на свет, что все проходят через это, и ему там тоже нелегко… Постепенно схватки стали усиливаться, молча и лежа переносить их было уже невозможно. Я делала круговые движения бедрами, ползала, стояла на четвереньках, опиралась руками на кровать, «звучала» на низких тонах, пыталась расслабиться под музыку, которую слушала в самом начале схваток. Если что-то внезапно начинало раздражать, я просила это убрать.

Решили, что пора набрать воду в бассейн. Спустя некоторое время стало ясно – бассейн с дыркой… Мне уже было все равно, слава богу, что мне не пришлось, благодаря моей маме, озадачиваться вычерпыванием воды из него. Мне набрали воду в ванной, и все оставшееся время до родов я про- вела в ней. Мне было страшно на потугах, боялась порваться, боялась просто что-то сделать не так, боялась поторопиться. Но рядом была моя доула, которая мягко направляла меня, дышала вместе со мной, проговаривала последовательность происходящих со мной процессов, и обращала мое внимание на мои ощущения. Я держала ее за руку, смотрела на нее и понимала, что как бы сложно ни было сейчас, какие бы боль и страх я ни испытывала, все будет хорошо. Совсем скоро я увижу своего малыша, и все это закончится. Видеть, как рождается твой ребенок – это бесценно. Когда после адской жгучей боли и тех неимоверных усилий, которые пришлось приложить, чтобы малыш, наконец, появился на свет, ты видишь маленькую беленькую головушку, эти нежные беспомощные плечики, а потом и тоненькие ножки и крохотные пальчики с длинными аккуратными ноготочками, ты испытываешь такое блаженство, которое сложно описать словами…

С сыном на руках я вышла из ванны… да что там вышла! Выпорхнула! Взлетела просто! Мама подготовила для нас кровать, я легла и не могла налюбоваться малышом.

Но жизнь подготовила мне небольшое приключение, которое должно было обязательно произойти этой ночью. Я воспринимаю это именно так. Мою доулу смутило количество крови, которое я оставила после себя, пока шла из ванны до комнаты. Было принято решение вызвать скорую помощь, однако, пока она ехала, стало понятно – тревога ложная, со мной все хорошо. Фельдшер, перерезав пуповину, сказал мне: «Одевайся, поехали». Я ответила, что никуда не поеду, я себя прекрасно чувствую, ребенок здоров. Дальше наш диалог выглядел примерно так:

– У тебя разрыв.

– Я решу этот вопрос, мне зашьют его.

– Ты верующая что ли?

– А зачем вы мне этот вопрос задаете?

– Одевайся, поехали. Я не имею права оставить тебя дома. Иначе мы будем вынуждены вызвать полицию.

– Я никуда не поеду. Со мной все хорошо.

– Я не хочу брать на себя ответственность за твою жизнь. Если мы сейчас уедем, а с тобой что-то случится, опять скажут, что «скорая» виновата. Собирайся.

Я поняла, что спорить с ним бесполезно (помните, я выше уже писала про свой характер?), да и жалко мне его стало, если честно. В общем, из жалости оделась, собрала ребенка и поехала с ними в роддом. Решила для себя, что пусть тогда уж хоть зашьют разрыв мне и осмотрят

В роддоме долго меня расспрашивать не стали. Тут же принесли стопку вещей и сказали:

– Переодевайся. – Зачем?

– Как зачем? Ложиться. Оформлять тебя будем.

– Я не буду ложиться в роддом.

– А зачем приехала тогда?

– Фельдшер вынудил. У меня разрыв небольшой, зашейте меня, я домой поеду.

– Что значит «домой»??? Переодевайся.

– Я не буду переодеваться.

– Ой, всё, путь врач с ней разговаривает.

Приходит врач. Узнал, что я рожала дома, а теперь отказываюсь от госпитализации. Его первый вопрос мне:

– Женщина, вы на учете у психиатра не состоите?

– А что это вы мне диагнозы ставите?

– Я врач, имею право.

Я не стала уже вслух говорить, что он гинеколог, а не психиатр. Дальнейший наш диалог был не самый конструктивный. Я выслушала информацию врача о «послеродовом психозе», попыталась доступно объяснить ему и всему медперсоналу, стоявшему надо мной, почему я не буду ложиться в роддом. В итоге сошлись на том, что если я не оформляюсь, осматривать меня никто не будет. Врач сказал:

– Если сбежит – вызывайте полицию, пусть она ее ищет и разбирается с ней.

– В смысле – «пусть ищет»? А что меня искать? Вы мой адрес записали, ради бога – пусть приезжают, пообщаемся, чаем напою, – ответила я.

Он ушел, пришла неонатолог. Осмотрела ребенка. Узнав, что я не буду ложиться в роддом, занервничала. Видимо, это никак не совпадало с ее картиной мира…

– А вы вообще в курсе, что первые три дня за ребенком нужен особый уход? Физиологическая по- теря веса, желтушка, и вообще у вашего ребенка шумы в сердце!

– Да, я знаю. Про шумы скажу педиатру.

– И что вам педиатр сделает?? Я, про себя подумав: «А вы что сделаете?», – сказала:

– Хорошо, мы обратимся к детскому кардиологу.

Неонатолог недовольно фыркнула, бросила медсестре: «Пусть с ней разбирается полиция», и ушла.

Пока оформляли какие-то бумажки, медсестры обсуждали меня между собой, совершенно не стесняясь моего присутствия. Их искренне удивило наличие у меня высшего образования. А когда я озвучила свое место работы, они чуть не упали со стула. Да, сотрудники органов госвласти тоже рожают дома, как ни странно…

Они закончили с бумажками, и я уехала домой. Получается, я просто просидела там около часа, выслушивая в свой адрес много-много не очень лестных высказываний и нравоучений. Меня даже не осмотрел врач, который по идее не имеет права отказывать в медицинской помощи тому, кто к нему за ней обратился. Или имеет право? Имеет ли право доктор оскорблять мое достоинство? По сути, какая ему разница, где и как я родила? Это мое личное право. Это мой осознанный выбор. Я оказалась в санпропускнике роддома просто из жалости к фельдшеру, у которого был очень испуганный вид.

Я приехала домой, только успела покормить малыша, ополоснуться в душе и лечь в кровать отдохнуть, как услышала стук в дверь. Открывать не было никакого желания – ну кто может прийти к нам в пять утра? Дверь все же открыли. На пороге – мужчина и женщина в полицейской форме. Ну, здрастиприехали.

Я не буду описывать наш диалог. Он мало отличался от того, что было в роддоме. Разве что сотрудница полиции была чуть более вежлива. Однако по тому тону, с которым она разговаривала со мной, было понятно, что воспринимает она меня как ненормальную. Что ж, пусть. Мы пообщались, ребенка осмотрели «на предмет насилия» (рожденного 2 часа назад, ага). Всю ситуацию записали с моих слов в протокол и уехали. Не прошло и 15 минут, снова стук в дверь. И снова полиция.

На этот раз инспектор по делам несовершеннолетних. Удивительно, но девушка оказалась вполне адекватнойи сопереживающей нам. За что ей огромная благодарность. Меня приятно удивила ее фраза: «Вам в роддоме не оказали медицинскую помощь? Вас даже просто не осмотрели? И эти люди давали клятву Гиппократа…». Вот так прошла ночь рождения моего второго сына. Удивительно, но я не нашла у себя негатива по отношению к тому, что произошло. Видимо, меня спасли от этого гормоны любви и счастья. Мне было просто хорошо, я была расслаблена и улыбалась в ответ на резкие и пренебрежительные комментарии в мой адрес.

Меня, кстати, осмотрели и зашили в Черногорском роддоме уже днем. Большая благодарность врачу и медсестрам за то, что не отказали, приняли и сделали то, что должны были сделать медики в Абакане. Пожурили, конечно, высказали свое отношение к домашним родам. Но мне никто не нагрубил, никто не назвал меня психически больной. Спасибо им за это. Видимо, Вселенная не случайно дала мне возможность всего лишь за одни сутки сравнить два способа общения с такими роженицами как я.

Сейчас моему сыну четыре месяца. Четыре месяца прошло с той ночи, полной приключений. Я не раз прокручивала в голове все, что произошло тогда. И не раз обсуждала это с родными, друзьями, другими мамами. Уже потом я начала смотреть на это не как на приключение, а как на кошмарное безобразие и систему, перевернутую вверх ногами. Прислать к роженице домой полицию. Полицию! Дважды! Ребенок родился, он здоров. Роженица даже показалась на какое-то время в роддоме, она адекватна, у нее связная речь и (невероятно!) приличное место работы. Да, она немного помято выглядит и одета в домашний халат и тапки, но что вы хотите от нее через час после родов?! Почему у «нормальных» людей считается, что дома рожают только неблагополучные, алкоголички и сектантки, а своих детей они обязательно заворачивают в пакет и выкидывают на помойку? Почему тогда не вызывают полицию в родильный зал, когда ребенку в родах ломают ключицу или продавливают череп пальцами? Почему это считается нормой, а осознанные роды дома, среди близких людей, с поддержкой опытного специалиста – это нечто, выходящее из ряда вон? Я соглашусь с тем, что ситуации бывают разные, что роды могут пойти не так, как хочется женщине, что может потребоваться серьезное медицинское вмешательство, чтобы спасти и мать, и ребенка. Но я не скажу что-то новое, если предположу, что подобных тяжелых случаев в самих больницах – хоть отбавляй. Возможно, из-за того, что женщине не разрешают слушать себя, что роды искусственно форсируют, чтобы уложиться в определенные нормативы, а может, есть и другие причины, их ведь и правда очень много.

Вся эта история дала мне много пищи для размышлений. Так, например, я теперь не знаю, как рожать в окружении незнакомых людей, пусть даже они высококлассные специалисты. Если Бог даст третьего ребенка, то я сделаю все возможное, чтобы он появился на свет дома, среди близких и родных. Я дам ему при рождении по максимуму всё, что могу – ценную пуповинную кровь, столько молозива, сколько ему потребуется в первые минуты жизни, домашнюю обстановку и приглушенный свет, нежность, тепло и заботу. Я теперь не могу представить, как ребенок может быть не со мной сразу после рождения.

Ни в коем случае не навязываю свое мнение и не призываю рожать дома. Это должен быть ОСОЗНАННЫЙ выбор матери и отца ребенка с принятием всех «за», «против» и тех незапланированных ситуаций, которые могут произойти. Мы такой выбор сделали. И столкнулись с полным непринятием нашего выбора обществом и системой. Но ведь мы не убили никого, мы не своровали ни у кого. Мы просто рожали нашего второго ребенка дома. Роды – это не операция на сердце. Роды – это просто роды. Это физиологический процесс, естественный для абсолютно любой женщины. И как он пройдет, зависит по большей части только от самой женщины – от того, какой опыт она несет в себе, какой у нее настрой, что у нее в голове. 

Я очень бы хотела, чтобы будущие мамы могли рожать малышей в максимально естественных условиях. Я уверена, что в этом случае большинству из них не нужна будет высокотехнологичная аппаратура для помощи в родах. Нужен будет только человек рядом, которому доверяет женщина, и свобода самовыражения, которая позволит ей вести себя так, как подсказывает тело, ребенок и многовековой опыт легко рожавших прабабушек. И как здорово, когда такие условия создаются в современных роддомах.

P.S. Вскоре я узнала, что тот врач, на которого я попала во время своего визита в роддом, также, как и мне, нагрубил и отказал в медицинской помощи другой маме, самостоятельно обратившейся туда после домашних родов. Ее рассказ меня шокировал, мои приключения показались мне просто цветочками. Чуть позже, другие мамы, у которых он принимал роды, поделились своими впечатлениями от общения с ним. Вопрос назрел один: «Зачем идти в профессию, если ты ее так ненавидишь?»

P.P.S. Отдельное спасибо моей маме. Она была со мной все время – на схватках, в родах. Иногда она отходила в сторону, но я знала, что она рядом. Потом уже она поделилась со мной своими чувствами. Мама рассказала, как ей было тяжело и страшно. Я благодарна ей за то, что она поддержала и приняла мое решение, согласилась присутствовать в родах, взяла на себя огромную работу по приведению квартиры в порядок до и после. В течение следующего месяца она ежедневно навещала меня и помогала по хозяйству. Мне было бы сложнее без этой поддержки. И, конечно, спасибо моей доуле. За внимание, за чуткость, за твердость в те моменты, когда это было нужно. Человек, всего за несколько часов ставший нашей семье родным. Ну, вот я и прослезилась)))

Юлия Витюгова, мама Ярослава и Ильи

специально для Мама Leto